БВЛ


Психологические аспекты буддизма. Сб. ст. — Новосибирск: Наука, 1986. 47-69 сс.


Е. А. Торчинов

О ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ АСПЕКТАХ УЧЕНИЯ
ПРАДЖНЯПАРАМИТЫ
на примере «Ваджраччхедика-праджняпарамита-сутры»


«АЛМАЗНАЯ ПРАДЖНЯПАРАМИТА-СУТРА»

С.47

Буддизм – религиозно-философское учение с достаточно глубоко развитой психологической проблематикой. Существует весьма распространенная точка зрения о том, что в буддийском религиозном комплексе преобладает психология, в отличие от других сопоставимых с ним религий, где на первый план выдвигаются этика или культ. Нужно признать, что подобные взгляды если и являются преувеличением, то небольшим. Действительно, вопросы, связанные с сущностью личности, сознания, психики человека, в целом всегда находились в центре внимания буддистов. Именно то или иное решение этих психологических по своей сути проблем в значительной степени дифференцировало различные направления или школы в буддизме, причем не только в теоретическом, но и в практическом плане.

«Ваджраччхедика-праджняпарамита-сутра» (далее «Ваджраччхедика»), относящаяся к так называемым праджняпарамитским сутрам среднего размера и написанная в Индии около 300 г. н.э., является важным источником для исследования психологического учения буддизма махаяны. Метод изложения учения в этой сутре отличается от изложения философской теории в трактатах (шастрах). Здесь нет обоснования тех или иных положений буддизма, а если и есть, то в совершенно особой, "парадоксальной" форме.

«Ваджраччхедика» и ей подобные тексты знакомят с "теоретическим" буддизмом (если использовать несколько устаревшее западное разделение философии на теоретическую – онтология и гносеология и практическую – этика), в то время как для изучения "практического" буддизма важнее «Саддхармапундарика-сутра» («Сутра лотоса благого (сокровенного) закона»). Подобное разделение текстов, впрочем, есть и в буддизме: тексты первой группы делают акцент на "мудрости" (санскр. "праджня"), а второй – на "искусных средствах" (санскр. "упайя"). Что касается выражения "теоретический буддизм", то оно несколько искусственно. Центральный пункт буддийского учения, как и всех индийских религиозно-философских направлений, – "живое существо" и путь к его освобождению (санскр. "марга"). Это относится и к праджняпарамитским текстам, по существу предназначенным для медитативной практики. Основная функция этих текстов – активно влиять на сознание буддиста-созерцателя. Текст не столько "изучался" последователем буддизма, сколько переживался им. Недаром академик Ф.И. Щербатской приводил следующее определение понятия "праджняпарамита", данное Дигнагой в его «Праджняпарамитапиндартхе»: «Праджняпарамита есть монизм (санскр. "адвая"), это знание [в котором субъект и объект совпадают], это также сам Будда [персонифицированный в своем космическом теле]. Слово праджняпарамита означает

С.48

также текст праджняпарамитских сутр, и путь, и спасение [которому они учат], так как цель и текста, и пути заключается в порождении этого [монистического сознания и состояния Будды в его Нирване]» [3, с. VI]1. Ясно, что Дигнага подчеркивает направленность текста праджняпарамиты на "порождение" в процессе медитативной практики особого состояния сознания. Кроме того, слово "праджняпарамита" означает и само это состояние сознания.

С точки зрения буддистов, такой текст мог быть создан только человеком, достигшим этого состояния сознания. В случае с «Ваджраччхедикой», да и вообще с любой сутрой, таким "автором" буддийская традиция считает одного из учеников Будды, излагающего слова "самого" учителя. Текст, таким образом, оказывается как бы объективацией этого состояния, способной, однако, породить его у человека, "правильно" понимающего этот текст: состояние сознания —> текст как его объективация —> состояние сознания.

Основные идеи, изложенные в «Ваджраччхедике», могут быть суммированы следующим образом:

1. Никакая субстанциональная единичность не является самосущей (санскр. "дхарма").

2. Дхарма (в вышеуказанном значении этого слова) является всего лишь представлением-понятием (санскр. "самджня"; кит. "сянчжуань"), из наличия которого вытекают представления-понятия "Я" (санскр. "пудгала"; кит. "жэнь") и душа (санскр. "джива"; кит. "шоучжэ" – "долгожитель").

3. Все эмпирическое познание имеет своим объектом только эти представления-понятия, а не истинно сущее. Всякий описываемый объект с "абсолютной" точки зрения нереален. Истинно сущее (санскр. "дхармакая", "татхата") трансцендентно эмпирическому познанию и не может быть как-либо обозначено.

4. Для достижения состояния бодхисаттвы следует проникнуться идеями сутры и пережить их. Это и есть обладание праджняпарамитой.

Отсюда можно сделать вывод, что сутра посвящена вопросам, которые могут быть отнесены к области психологии и гносеологии с определенным выходом в онтологию.

Все эти проблемы поставлены в сутре, разумеется, не как таковые, а лишь в контексте религиозного учения буддизма, в связи с буддийской сотериологией. Этим же определен и своеобразный подход к решению (и методу решения) тех или иных психологических и философских проблем. Для обоснования всех этих положений в сутре применяется своего рода "парадоксальная логика".

Приведем характерные примеры таких "парадоксов"2:

1) «Так Приходящий (санскр. "татхагата"; кит. "жулай") проповедовал, что первейшая парамита не есть первейшая парамита. Это и именуют первейшей парамитой»;

2) «когда Будда проповедовал праджняпарамиту, то тогда она уже не была праджняпарамитой»;

3) «когда Будда проповедовал о скоплениях пылинок, то это были не-пылинки. Это и называют скоплением пылинок».

С.49

Подобная формула красной нитью проходит через всю сутру. Она употребляется относительно "существ", "признаков Так Приходящего", "песчинок в Ганге", "Дхарм" и т.д.

Ясно, что это связано с тем, что слова в сутре употребляются не в их собственном значении. Но какова причина этого? Э. Конзе объясняет подобную формулу следующим образом: «Логически сутра учит, что каждая из ведущих буддийских концепций эквивалентна своей противоположности, несовместимой с исходной концепцией» [1, с. 11]. Л.Э. Мялль по этому поводу говорит, что это особая логика, не основанная напротивопоставлении "А" и "не-А" и сводящаяся к формуле «есть "А", которое "не А", потому "А"» [6, с. 243.]. И то и другое предположение сводится к тому, что в этой формуле наблюдается своеобразная диалектика. Однако если вдуматься в формулу, то можно увидеть, что она нигде в этом тексте не приобретает вид «"А" есть "не А", и потому "А"», В равной степени очевидно, что формула прилагается отнюдь не только к "ведущим буддийским концепциям (понятиям)", а практически ко всему, о чем речь идет в сутре. Но каков же действительный вид формулы? Он следующий: «"А" не есть"А". Это и называют "А"». Или точнее: «Об "А" говорят как о "не А", поэтому и называют "А"». В тексте ни разу не говорится, что "А" означает "А", а только, что "А" называют "А". Таким образом, смысл этой формулы в том, что нежелательно смешение двух уровней: уровня значения (обозначаемого, денотата) и уровня выражения (смысла, коннотата). Когда некая "вещь" называется, то это название не имеет отношения к ней как к вещи в себе. Название "Будда" отнюдь не означает Будду. Все названное только лишь ментальный концепт (санскр. "самджня"; кит. "сян"), а отнюдь не сама реальность. Попытка же связать выражение или коннотат (то, о чем говорят "А") со значением (это есть "А") и является тем "заблуждением", против которого направлено учение сутры.

Можно сказать, что здесь действительно наличествует логика, но логика не формальная и не диалектическая, а своеобразная "содержательная логика" (название условно), цель которой – показать, что все описываемое не является реальностью, ибо язык связан с представлениями-понятиями, "ярлыками, надетыми на реальность", а не с реальностью. Таким образом, эта формула имеет вполне определенное гносеологическое и онтологическое содержание, ибо непосредственно приводит к идее шуньяты3.

Э. Конзе же сформулировал данную мысль так: «Это ярко выявляет ту оппозицию, которая существует между эзотерической истиной и обычным высказыванием, между существующим в действительности и словами, которые выражают это» [4, с. 13]. Как уже говорилось, формула прилагается также и к вещам "профанического" плана (песчинки в Ганге и т.п.). Здесь находит выражение монизм махаяны: все едино и имеет одну и ту же природу. Если рассматривать вещи sub special aeternitatis, то, как учит сутра, не важно, о чем говорить – о Татхагате или о песчинках. Все вещи в их "таковости" неописываемы. Следует только оговорить

С.50

тот случай, когда формула принимает вид «То, о чем говорят как об "А", не есть "А", по этой причине и говорят, что это есть "А"». С точки зрения учения сутры, так как слова не обозначают сам предмет как реально существующее, как "вещь в себе", то можно сказать, что этот предмет является самим собою. Другими словами, именно потому "А" есть "А", что это "А" неодинаково по своей природе и не может быть обозначено, ибо всякое его обозначение уже не есть "А". Утверждение, что "то" есть "А", противоречило бы учению праджняпарамиты о том, что все вещи в их "таковости" имеют природу, невыразимую словами, которая вообще не может быть обозначена. Когда "А" называется (уровень выражения), то это уже не есть "А" (уровень значения). В соответствии с учением сутры даже само это суждение об "А" к самому "А" никакого отношения не имеет («говорят, что по этой причине есть "А"», но не «по этой причине есть "А"»). То есть, здесь говорится, что невозможность обозначения указывает на реальность "обозначаемого" как незнакового по своей природе, ибо, по учению сутры, знаковое – нереально, реальное – незнаково. Характерный пример: «...Когда Будда проповедовал о праджняпарамите, то она тогда не была праджняпарамитой».

Впрочем, это имеет отношение только к санскритскому тексту «Ваджраччхедики», где формула употребляется, например, так: Rūpakāya-pariniṣpatti rūpakāya pariniṣpattir iti Bhagavan apariniṣpattir eṣa Tathāgatena bhaṣita, tenocyate rūpakāya pariniṣpattir iti.

Э. Конзе переводит этот фрагмент следующим образом: «"Совершенство его физического тела, совершенство его физического тела", об этом, о господь (Lord), Татхагата учил как о не-совершенстве. Поэтому это называется "совершенством его физического тела"» [4, с, 59, 86]. Следовательно, даже и санскритский текст позволяет опустить слово "есть" и оставить только "называется". Во всех же китайских переводах формула имеет только такой вид: «О чем говорится, как об "А", не есть "А". Это (потому) и называют "А"». Поэтому китайские буддисты, безусловно, понимали формулу в вышеуказанном смысле разграничения уровней значения и выражения. Судя по переводу «Ваджраччхедики», выполненному Э. Конзе с санскрита, она так же понималась и в Индии. Но если смысловое содержание знака в корне отлично от обозначаемой реальности, то тем более, согласно «Ваджраччхедике», далек от нее сам знак, являющийся лишь одной видимостью: «Если кто-либо по цвето[форме] распознает меня и по звучному голосу ищет меня, то такой человек идет ложным путем и не может распознать Татхагату4, ибо Татхагата – это "истинная таковость" (санскр. "бхутататхата"; кит. "чжэнь жу") всех дхарм». Тем не менее, определенный элемент диалектики в сутре присутствует, особенно в тех фрагментах, где речь идет, например, о том, "что не следует иметь ни представления-понятия "дхарма", ни представления-понятия "не-дхарма". Смысл этих фрагментов в том, что, утверждая тезис, мы этим утверждаем и антитезис. Поэтому иметь представление-

С.51

понятие не-дхарма – то же самое, что иметь представление-понятие "дхарма", так как последствия этого одинаковы.

Предполагается, что на высших ступенях медитативной практики буддист-созерцатель отказывается и от таких понятий, как "Будда", "шуньята", "нирвана", ибо и они по учению махаяны являются только искусственными конструктами (санскр. "викальпа"), и стремится постичь мистической интуицией вещи в их "таковости".

Имеет смысл сказать несколько слов о концепции причинности в сутре. Для сутры очень характерны такие места: «Это не существа, ни не не-существа. И по какой причине? Субхути, о существах Татхагата проповедовал как о не-существах. Это и называют существами».

Вопрос «и по какой причине?» (кит. "хэ и гу") очень часто встречается в сутре, причем, казалось бы, предложения перед вопросом и после него почти всегда отнюдь не соотносятся как причина и следствие. Это соответствует концепции причинности, выдвинутой мадхьямиками, точнее, отрицание этой категории Нагарджуной. Для мадхьямиков всеобщая обусловленность есть создатель "пустоты" (нереальности) всего единичного. Сама причинность как категория объясняется "пустотой", иллюзорностью. Критике этой категории посвящена первая глава основного сочинения Нагарджуны «Муламадхьямика-карика». Как отмечал Э. Конзе: «В данной сутре это выражение ("по какой причине?" – Е.Т.) используется с целью показать парадоксальную, алогичную и неокончательную связь между тем, что предшествует, и тем, что следует» [4, с. 12-13].

При анализе психологических аспектов праджняпарамиты следует иметь в виду следующее обстоятельство: развитие знаний о человеческой психике в описываемый период (т.е. период создания «Ваджраччхедики») могло происходить только в русле развития тех или иных религиозных учений или в плане полемики с ними. И то и другое имело место в праджняпарамите. Понять же суть полемики того времени по основным психологическим вопросам невозможно без уяснения психологического контекста интеллектуальной атмосферы той эпохи, проявляющейся в особенностях композиции текста, тонкостях стилистики, характере используемой лексики и т.п. По этой причине психологический анализ буддийского учения неразрывно связан с анализом источников. Руководствуясь этими соображениями, мы сочли необходимым привести в данной статье полный текст перевода «Ваджраччхедики», учитывая также и то, что на русском языке он до сих пор не публиковался.

Теперь имеет смысл сказать несколько слов о принципах перевода на русский язык. Перевод сделан с китайского языка и, прежде всего, должен отражать характерные особенности китайского текста для того, чтобы показать понимание китайцами «Ваджраччхедики». Собственно, наш перевод и имеет единственной своей целью показать этот памятник именно в контексте китайской буддийской традиции. Предпочтение было отдано китайскому переводу Кумарадживы как наиболее значимому для традиции [7, с. 156]. Обратимся сначала к переводческим принципам Кумарадживы.

С.52

Впервые в Китае о проблеме перевода начал писать Даоань, однако принципы перевода (прежде всего терминов) сформулировал Кумараджива. Он использовал метод "подбора смысла", который заключался в следующем:

1) проверялись совпадения транскрипции в старых переводах с современным Кумарадживе произношением;

2) если о значении термина нельзя или трудно догадаться по значению его компонентов, то они в переводе заменялись другими;

3) все оставлялось по-прежнему, если этих недостатков не было;

4) все технические термины исправлялись (или проверялись) Кумарадживой по их значениям и соответственно переводились [7, с. 79].

Следовательно, ряд терминов Кумараджива перевел, а те, которые адекватно не могли быть переведены, он оставлял в прежней транскрипции или давал новую. Но сейчас для целей перевода важен именно его принцип "подбора значений". Очень часто знание этимологии термина и даже его семантики как слова обыденного языка (если это слово имеет такое употребление) совершенно не помогает понять термин. Кумараджива же нередко переводил исходя из этимологии. Не менее часто он исходил и из семантики, хотя китайский иероглиф далеко не всегда передавал адекватно значение санскритского термина. Однако это не было препятствием в понимании текста, поскольку термины пояснялись в специальных глоссах [7, с.157]. Таким образом, Кумараджива весьма точно передавал как бы "внешнюю форму" санскритского текста, а глоссы более глубоко поясняли содержание. По поводу своей переводческой деятельности Кумараджива писал: «Когда переводишь индийский текст на китайский язык, то текст теряет свои стилистические достоинства. Общую мысль можно передать, но от стиля ничего не остается. Как будто некто разжевал рис и дал его другому, – рис тогда становится не только безвкусным, но тот другой вообще может его выплюнуть» [8,с. 287].

Нам представляется необходимым точно передать характер перевода Кумарадживы и поэтому в переводе использовать его метод. То, что переводится у Кумарадживы, переведено и в русском тексте; соответственно там, где у Кумарадживы транскрипция, она сохраняется (санскритское чтение) и в нашем переводе.

Здесь следует указать на некоторые трудности. Прежде всего, чрезвычайно трудно перевести на русский язык термин "дхарма". На китайский язык это понятие всегда переводится иероглифом фа – "закон", однако довольно часто значение "закон" не имеет никакого отношения к данному термину (например, втом случае, когда он употребляется как абхидхармистское понятие). Впрочем, с подобными трудностями постоянно сталкивались переводчики с санскрита. Э. Конзе, например, почти всегда в своем переводе «Ваджраччхедики» оставляет термин в транскрипции, так как очень часто в тексте это понятие, как и другие, одновременно может пониматься по-разному, т.е. происходит предумышленное и характерное

С.53

для праджняпарамитских текстов наложение значений. Э. Конзе говорит, что читатель английского оригинала, стремящийся уяснить значение этого термина в каждом отдельном случае, будет в таком же затруднении, как и читатель санскритского оригинала [4, с. 14-15]. Поэтому мы предпочли в любом случае переводить этот термин как "закон", однако с прописной буквы и без кавычек, когда термин наверняка употребляется в смысле "Учения Будды" (Закон), и со строчной буквы в кавычках, если значение его иное ("закон"). Кроме того, в примечаниях приводится санскритский эквивалент этого и других наиболее важных переведенных терминов.

Другая трудность – перевод иероглифа "сян" (санскр. “самджня"). Мы остановились на переводе его как "образ", причем следует иметь в виду, что подразумевается "ментальный образ" – представление. Термины "у-вэй фа" (санскр. "асамскрита дхарма") и "ю-вэй фа" (санскр. "самскрита дхарма") переводятся как "не-деятельные законы" и "деятельные законы". Это сохраняет и типично "китайский" оттенок перевода ("у-вэй", недеяние – хорошо известное понятие даосской философии), и значение санскритского термина ("дхармы, подверженные проявлению-быванию" и "не подверженные" ему). Перевод остальных терминов оговаривать нет необходимости.

Разбивка по пунктам, введенная в VI в. лянским императором У Ди, в нашем переводе не применяется из-за отсутствия ее у Кумарадживы.


«АЛМАЗНАЯ ПРАДЖНЯПАРАМИТА-СУТРА»
(«ВАДЖРА[ЧЧХЕДИКА]-ПРАДЖНЯПАРАМИТА-СУТРА»)

Так я слышал. Однажды Будда жил в роще Джета в "Саду, подаренном [Анатхапиндадой] сироте". Вместе с ним там была великая община5 бхикшу – всего тысяча двести пятьдесят человек. Когда приблизилось время трапезы, Превосходнейший в мире оделся, взял свою патру и отправился в великий город Шравасти за подаянием. После сбора подаяния в городе он возвратился обратно и совершил трапезу, после чего снял утреннее одеяние и отложил патру, омыл ноги, приготовил себе место и сел. В это время бывший среди членов великой общины старейший6 Субхути встал со своего места, обнажил правое плечо, преклонил правое колено, почтительно сложил ладони и обратился к Будде: «Удивительно, о Превосходнейший в мире7, что Так Приходящий8 своей благостью охраняет всех бодхисаттв, милостиво относится ко всем бодхисаттвам. О Превосходнейший в мире, в чем должны пребывать добрый муж или добрая женщина9, возымевшие мысли об аннутара-самьяк-самбодхи10, как они должны овладевать своим сознанием?» Будда ответил: «Хорошо сказано, хорошо сказано. Да, Субхути, так и есть, как ты говоришь. Так Приходящий своей благостью охраняет всех бодхисаттв, милостиво относится ко всем бодхисаттвам. Сейчас вникай в мои слова и постигай то, что я скажу тебе, в чем должны пребывать добрый муж или добрая женщина, возымевшие мысли об

С.54

аннутара-самьяк-самбодхи, как должны они овладевать своим сознанием». «Так, о Превосходнейший в мире, я желаю слышать твои наставления».

Будда сказал Субхути: «Все бодхисаттвы-махасаттвы должны так овладевать своим сознанием: сколько бы ни было существ, должны они думать, рождающихся из яиц, рождающихся из утробы, рождающихся из сырости или вследствие превращений, имеющих цвето[форму]11 или не имеющих ее, мыслящих или не мыслящих или не мыслящих и не не-мыслящих, всех их должен я привести в нирвану без остатка12 и уничтожить их13, даже если речь идет о несчетном, неизмеримом и бесконечном числе живых существ. Однако в действительности ни одно существо не может быть уничтожено. И по какой причине?

Если бодхисаттва имеет образ "я", образ "человек", образ "существо" и образ "долгожитель", то он не является бодхисаттвой. Субхути, бодхисаттва, упроченный в Законе14, не должен совершать даяние, пребывая где бы то ни было, не должен совершать даяние, пребывая в цвето[форме], не должен совершать даяние, пребывая в звуке, запахе, осязательных ощущениях или же пребывая в "законах"15. Субхути, бодхисаттва, таким образом совершающий даяние, не имеет какого-либо образа. И по какой причине? Если бодхисаттва, не имея образа16, совершает даяние, то его благость счастья нельзя мысленно измерить. И покакой причине? Субхути, как ты думаешь, можно ли мысленно измерить ширь пустоты восточного пространства?» — «Нет, о Превосходнейший в мире». — «Субхути, а ширь пустоты южного, западного, северного пространства, пустоты пространства со всех четырех промежуточных сторон, пространства верхнего и нижнего – можно ли мысленно измерить?» — «Нет, о Превосходнейший в мире». — «Субхути, благость счастья того бодхисаттвы, который, не имея образов, совершает даяние, также нельзя мысленно измерить. Субхути, бодхисаттвы должен пребывать в том учении, которое сейчас проповедано мною. Субхути, как ты думаешь, можно ли распознать Так Приходящего по телесному образу?» — «Нет, о Превосходнейший в мире, нельзя по телесному образу распознать Так Приходящего. И по какой причине? То, о чем Так Приходящий проповедовал как о телесном образе, не есть телесный образ». Будда сказал Субхути: «Когда есть образ, то есть и заблуждение. Если же смотреть на это с точки зрения образа, который не есть образ, то тогда и распознаешь Так Приходящего». Субхути сказал Будде: «О Превосходнейший в мире, родится ли истинная вера у существ, если они услышат такого рода речи?» Будда сказал Субхути: «Не говори так. Через пять сотен лет после кончины Так Приходящего будут придерживающиеся обетов, приносящих благо, в которых тщательное изучение подобного рода речей сможет породить разум, исполненный веры, если к этим речам они будут относиться, как к истине. Знай, что благие корни этих людей посеяли не один будда, не два будды, не три, или четыре, или пять будд, но бесчисленное количество тысяч и двести тысяч будд посеяли их благие корни. И это будут люди, которые, услышав и

С.55

тщательно изучив эти речи, достигнут единой мысли, которая породит в них чистую веру. Так Приходящий точно знает, точно видит, что существа таким образом обретут неизмеримое количество благости счастья. И по какой причине? По той, что для этих существ не будет существовать ни образа "я", ни образа "человек", ни образа "существо", ни образа "долгожитель", а также не будет для них существовать ни образа "закон", ни образа "не-закон"17. И по какой причине? Если сознание существ схватывает образ, то тогда они и облекают в "я", "человек", "существо", "долгожитель". Если же схватывается образ "закон", то именно тогда и облекаются они в "я", "человек", "существо", "долгожитель". И по какой причине? Если схватывается образ "не-закон", то тогда и облекаются они в "я", "человек", "существо" и "долгожитель". Именно по этой самой действительной причине Так Приходящий часто проповедовал тебе и другим бхикшу: "Знающие, что я проповедую Закон, подобный плоту, должны оставить восхваление "законов", а тем более "не-законов". Субхути, как ты думаешь достиг ли Так Приходящий аннутара-самьяк-самбодхи и проповедовал ли Так Приходящий какой-нибудь Закон?». Субхути сказал: «Если я уяснил смысл проповеданного Буддой, то нет никакого установленного "закона", который назывался бы аннутара-самьяк-самбодхи, а также нет никакого установленного Закона, который мог бы проповедовать Так Приходящий. Тот Закон, который проповедовал Так Приходящий, нельзя взять, нельзя проповедовать. Он не есть ни Закон, ни не-Закон. И почему это так? Все мудрые личности разнятся [от всех прочих] тем, что [опираются] на недеятельные "законы"»18. — «Субхути, как ты думаешь, если человек наполнит три тысячи больших миров семью сокровищами19 и таким образом принесет их в дар, то много ли в награду получит он благости счастья?» Субхути ответил: «В высшей степени много, о Превосходнейшийв мире. И по какой причине? По той, что благость счастья не является опять-таки природой счастья. И по этой причине Так Приходящий и проповедовал, что они получат много благости счастья». — «И если также будет человек, который твердо усвоит все в этой сутре и возьмет из этой сутры даже только одну гатху из четырех стихов и проповедует ее другим людям, то превзойдет его благость счастья всякую другую. И по какой причине? По той, что из этой сутры и произошли все будды и Закон аннутара-самьяк-самбодхи всех будд. Субхути, то,что называют Законом Будды, не есть Закон Будды20. Субхути, как ты думаешь, может ли сротапанна21 иметь такую мысль: "Обрел я плод вступления в поток или же нет?"» Субхути сказал: «О нет, Превосходнейший в мире! И по какой причине? Этим именем называют вступившего в поток, но он никуда не вступил; он не вступил в цвето[форму], звуки, ароматные запахи, осязательные ощущения, "законы". Это и называют сротапанна». — «Субхути, как ты думаешь, у сакридагамина может ли быть такая мысль: "Обрел я плод сакридагамина или нет?"» Субхути сказал: «О нет, Превосходнейший в мире. И по какой причине? Этим именем называют возвращающегося один раз, но в действительности нет никакого возвращения,

С.56

и это и называют сакридагамином». — «Субхути, как ты думаешь, может ли быть у анагамина22 такая мысль: "Обрел я плод анагамина или нет?"».

Субхути сказал: «О нет, Превосходнейший в мире. И по какой причине? Анагамином называют того, кто не возвращается, но в действительности нет никакого возвращения; это и называют анагамином». — «Субхути, как ты думаешь, может ли у архата23 быть такая мысль: "Я достиг архатства или нет?"» Субхути сказал: «О нет, Превосходнейший в мире. И по какой причине? В действительности нет никакой мерки, по которой называют архатом. О Превосходнейший в мире, если бы у архата была мысль: "Я достиг архатства", то он облекся бы в "я", "человек", "существо" и "долгожитель". О Превосходнейший в мире, Будда сказал, что я достиг несомненного самадхи и что я первый среди людей, первый свободный от желаний архат, но у меня нет мысли, что я достиг архатства. О Превосходнейший в мире, в противном случае не говорилось бы, что Субхути является действующим в аранье24, но Субхути в действительности не действует где-либо и из-за этого и говорится, что Субхути действует в аранье». Будда сказал Субхути: «Как ты думаешь, есть ли что-нибудь в Законе, что Так Приходящий прежде получил бы от будды, Зажигающего Светильник?25» — «О Превосходнейший в мире, Так Приходящий в действительности не получил у будды, Зажигающего Светильник, ничего из того, что было бы в Законе».

«Субхути, как ты думаешь, бодхисаттва украшает земли Будды или же нет?» — «Нет, О Превосходнейший в мире. И по какой причине? Украшающий земли Будда не украшает их, поэтому и называют это украшением». — «По этой причине, Субхути, все бодхисаттвы-махасаттвы должны именно так породить в себе чистое сознание, сознание, не пребывающее в цвето[форме], не пребывающее в звуке, запахе, вкусе и в "законах", такое сознание должны они породить. Они должны не пребывать где-либо и породить это сознание. Субхути, как ты думаешь, если будет человек, чье тело будет подобно Сумеру26, царю гор, то будет ли его тело большим?» Субхути сказал: «Чрезвычайно большим, о Превосходнейший в мире. И по какой причине? Будда говорил, что нет тела, которое называлось бы большим телом».

«Субхути, как ты думаешь, если бы существовало столько Гангов, сколько песчинок в одном Ганге, то в этих Гангах было бы много песчинок или же нет?» — «Чрезвычайно много, о Превосходнейший в мире. Уже этих Гангов бесчисленное количество, а тем более песчинок в них». — «Субхути, я сейчас поистине поведаю тебе, что если добрый муж или добрая женщина наполнят семью сокровищами столь же бесчисленные три тысячи больших миров, что и число песчинок в этих Гангах, то через это даяние получат ли они много благости счастья?» Субхути сказал: «Чрезвычайно много, о Превосходнейший в мире». Будда сказал Субхути: «Если добрый муж или добрая женщина возьмут из этой сутры хотя бы только одну гатху в четыре стиха, заучат ее и проповедуют другим людям,

С.57

то приобретенная ими благость счастья превзойдет заслуженную предыдущим даянием. Еще скажу, Субхути, что следует знать, что то место, где была взята из этой сутры гатха в четыре стиха, должно быть лелеемо всеми небожителями и асурами27 всех мировых периодов как место, в котором находятся пагоды Будды28. Тем более если человек возьмет, заучит и прочтет весь текст полностью, Субхути, и изучит его, то следует знать, что этот человек преуспеет в изучении высшего, первейшего и удивительнейшего Закона, а место, где находится эта сутра, является местопребыванием Будды или его достопочтенного ученика».

Тогда Субхути сказал Будде: «О Превосходнейший в мире, а как надлежит назвать эту сутру? Как следует мне воспринимать ее?» Будда ответил Субхути: «Название этой сутры «Алмазная праджняпарамита»29 и под этим названием и в соответствии с ним тебе следует воспринимать ее. И благодаря чему это так? Субхути, когда Будда проповедовал праджняпарамиту, то она тогда была не праджняпарамитой, Субхути, как ты думаешь, проповедовал ли Так Приходящий какой-нибудь Закон?» Субхути сказал Будде: «Нет ничего, что проповедовал бы Так Приходящий». — «Субхути, как ты думаешь, много ли пылинок в трех тысячах больших миров?» Субхути сказал: «Чрезвычайно много, о Превосходнейший в мире». — «Субхути, о всех пылинках Так Приходящий проповедовал как о не-пылинках30. Это и называют пылинками. Так Приходящий проповедовал о мирах как о не мирах. Это и называют мирами. Субхути, как ты думаешь, можно ли по тридцати двум телесным признакам распознать Так Приходящего?» — «Нет, о Превосходнейший в мире, нельзя по тридцати двум телесным признакам распознать Так Приходящего. И по какой причине? Так Приходящий учил о тридцати двух признаках как о не признаках. Это и называют тридцатью двумя признаками». — «Субхути, пусть добрый муж или добрая женщина будут жертвовать жизнью столько же раз, сколько песчинок в Ганге, а какой-нибудь человек проповедует людям пусть даже только одну гатху в четыре стиха, извлеченную из этой сутры, и счастье его будет во много раз больше».

Тогда Субхути, постигнув глубину проповедуемой сутры и ее смысл, пролил слезы и сказал Будде: «Удивительно, о Превосходнейший в мире. От глубокого смысла сутры, произнесенной Буддой, у меня открылось око мудрости. Ранее не слышал я такой сутры. Превосходнейший в мире, если будет человек, который услышит эту сутру, его исполненный верой разум очистится и тогда родится у него истинный образ, и я знаю, что он обретет превосходнейшие и удивительнейшие заслуги. Но этот истинный образ тогда не будет образом. По этой причине Так Приходящий и назвал его истинным образом. О Превосходнейший в мире, сейчас я сподобился услышать такую сутру. Уверовать и принять ее учение нетрудно. Если в последующие времена, через пять столетий будут существа, которые услышат эту сутру, уверуют в ее учение и примут его, то эти люди будут прежде всего достойны восхищения. И каким образом? У этих людей не будет образа "я", образа "человек", образа "существо",

С.58

образа "долгожитель". И каким образом? Образ "я" есть не-образ. Образ "человек", образ "существо", образ "долгожитель" также есть не-образы. И по какой причине? Они удалят все образы, и их тогда назовут всеми буддами». Будда сказал Субхути: «Это так, это так. Если также будут люди, которые услышат эту сутру и не будут ошеломлены, не ужаснутся и не устрашатся, то это будут люди, в высшей степени достойные восхищения. И по какой причине? Субхути, Так Приходящий проповедовал о высшей парамите как о не-высшей парамите. Это и называют высшей парамитой.

Субхути, о парамите терпения Так Приходящий проповедовал как о не-парамите терпения31. И по какой причине? Прежде, когда царь Калики разрезал мою плоть32, я не имел образа "я", образа "человек", образа "существо", образа "долгожитель". И по какой причине? Если бы во время этих событий для меня существовали бы образы "я", "человек", "существо", "долгожитель", то необходимо родились бы у меня злоба и гнев. Субхути, кроме того, я помню, что пятьсот рождений тому назад я был отшельником33, исполненным терпения. В то время я также не имел образа "я", образа "человек", образа "существо", образа "долгожитель". И поэтому, Субхути, бодхисаттва должен удалить все образы и возыметь мысли об аннутара-самьяк-самбодхи. Он не должен породить сознание, пребывающее в цвето[форме], не должен породить сознание, пребывающее в звуке, запахе, осязательном ощущении и "законах". Он должен породить сознание, не пребывающее ни в чем. Если сознание пребывает в чем-либо, то именно тогда онo не имеет пребывания. По этой причине Будда и говорил, что сознание бодхисаттвы не должно пребывать в цвето[форме], и только тогда следует совершать даяние. Субхути, бодхисаттва должен для блага всех существ именно таким образом совершать даяние. Так Приходящий учил о всех образах как о не-образах и еще учил о всех существах как о не-существах. Субхути, Так Приходящий является говорящим истинные речи, говорящим действительные речи, говорящим должные речи, а не говорящим лживых речей, не говорящим иных речей. Субхути, в Законе, который обрел Так Приходящий, в этом Законе нет ни действительного, ни "пустого". Если мысль бодхисаттвы пребывает в "законах" при осуществлении даяния, то он подобен человеку, вошедшему во мрак и ничего не видящему. Если же мысль бодхисаттвы не пребывает в "законах" при осуществлении даяния, то он подобен зрячему, видящему разнообразные цвета при ярком свете солнца.

Субхути, и далее, если добрый муж или добрая женщина смогут в будущем взять эту сутру, прочесть и заучить ее, то Так Приходящий премудростью будды будет знать всех этих людей, будет видеть всех этих людей. И тогда приобретут они бесчисленные и безграничные заслуги.

Субхути, если бы добрый муж или добрая женщина жертвовали бы своей жизнью так же много раз, сколько песчинок в Ганге по утрам, жертвовали бы своей жизнью так же много раз, сколько песчинок в Ганге в полдень, жертвовали бы своей жизнью так же

С.59

много раз, сколько песчинок в Ганге по вечерам, и если бы они жертвовали своей жизнью бесчисленное число миллиардов и десятков миллиардов раз и если бы другой человек услышал бы эту сутру и его разум, исполненный верой, не противился бы ее учению, то его счастье превзошло бы счастье ранее упомянутых людей. А тем более это относится к тем людям, которые запишут, возьмут, прочтут, заучат и проповедуют ее другим людям. Субхути, исходя из этого, должно говорить, проповедовать ее. Эта сутра имеет сверхмыслимые, превышающие всякое наименование и безграничные достоинства. Так Приходящий произнес ее для последователей Великой Колесницы34, для последователей Высочайшей Колесницы. Если будут люди, которые смогут взять ее, прочитать ее, заучить всю ее и проповедовать ее другим людям, то Так Приходящий будет знать всех этих людей, будет видеть всех этих людей, и они приобретут неисчислимые, превышающие всякое наименование и безграничные заслуги. Такие люди обретут аннутара-самьяк-самбодхи Так Приходящего. И по какой причине? О Субхути, если люди, радующиеся такому Закону35, облекаются в воззрение "я", в воззрение "человек", в воззрение "существо", в воззрение "долгожитель", то они тогда не смогут услышать уже эту сутру и понять ее, не смогут прочитать и заучить ее, не могут проповедать ее другим людям. Субхути, все те места, где имеется эта сутра, должны почитаться небожителями и асурами всех мировых периодов. Следует знать, что эти места тогда станут достойными почтения подобно местам расположения пагод, достойным обхождения вокруг со всевозможными благовониями и цветами. И еще, Субхути, даже если добрый муж или добрая женщина, заучившие, прочитавшие и изучившие эту сутру, будут презираемыми людьми, если эти люди будут презираемы по причине содеяния в прежних жизнях преступных дел, ведущих по пути зла36, то все равно в этой жизни [следствия] тех дурных дел будут уничтожены, и эти люди обретут аннутара-самьяк-самбодхи.

Субхути, я помню, что впрошлом, бесчисленное количество кальп тому назад, еще до будды Зажигающего Светильник, всего появлялось восемьдесят четыре тысячи сто миллиардов других будд, которых я почитал, и это почитание не прошло бесследно. И опять же, Субхути, если какой-нибудь человек в последние времена сможет заучить, прочитать и изучить эту сутру, то полученные им заслуги будут настолько больше моих заслуг от почитания всех будд прошлого, что эти мои заслуги не составят и одной сотой их и все эти заслуги, даже если сосчитать до десяти тысяч или десяти миллионной части, то их нельзя будет и сопоставить с моими. Субхути, если добрый муж или добрая женщина в последние времена заучат, прочтут и изучат эту сутру, то их заслуги будут поистине таковыми, как я сказал. Но будут и люди, разум которых при слушании ее помутится, их обуяют сомнения и они не уверуют. Субхути, следует знать, что как смысл этой сутры нельзя оценить умом, так и плод ее нельзя оценить умом».

Тогда Субхути спросил Будду: «Превосходнейший в мире, когда добрый муж или добрая женщина возымели мысли об аннутара-

С.60

самьяк-самбодхи, то в чем должны они пребывать, как должны они овладевать своим сознанием?"

Будда сказал Субхути: «У доброго мужа или доброй женщины, возымевших мысли об аннутара-самьяк-самбодхи, должна родиться такая мысль: "Я должен привести в уничтожение все существа. После же уничтожения живых существ в действительности ни одно существо не бывает уничтожено". И по какой причине? Если у бодхисаттвы есть образ "я", образ "человек", образ "существо", образ "долгожитель", то он не является бодхисаттвой. Вот по какой причине, Субхути, в действительности нет никакого способа стать возымевшим мысли об аннутара-самьяк-самбодхи. Субхути, как ты думаешь, Так Приходящий имел ли способ обрести у будды Зажигающего Светильник аннутара-самьяк-самбодхи?» — «Нет, о Превосходнейший в мире. Если я уяснил смысл сказанного Буддой, то Будда не имел способа обрести у будды Зажигающего Светильник аннутара-самьяк-самбодхи». Будда сказал: «Это так, это так. В действительности, Субхути, нет никакого способа, которым Так Приходящий мог бы обрести аннутара-самьяк-самбодхи. Субхути, если бы был способ, которым Так Приходящий мог бы обрести аннутара-самьяк-самбодхи, то будда Зажигающий Светильник не мог бы сказать обо мне: "В будущем ты станешь буддой по имени Шакья-Муни". И таким образом, в действительности нет способа обрести аннутара-самьяк-самбодхи. И по этой причине будда Зажигающий Светильник сказал обо мне: "В будущем ты станешь буддой по имени Шакья-Муни". И по какой причине? Так Приходящий – это Таковая Истина всех "законов"37. Если люди говорят, что Так Приходящий обрел аннутара-самьяк-самбодхи, то в действительности нет способа, которым мог бы Будда обрести аннутара-самьяк-самбодхи. В том аннутара-самьяк-самбодхи, которое обрел Так Приходящий, нет ни действительного, ни "пустого". И по этой причине Так Приходящий учил, что все "законы" являются "законами" Будды. Субхути, то, о чем говорят как обо всех законах, не есть все "законы". Субхути, это можно сравнить с человеком, обладающим огромным телом». Субхути сказал: «О Превосходнейший в мире, если Так Приходящий говорит об огромном теле, то тогда это относится не к огромному телу. Это и именуют огромным телом». — «Субхути, это же касается и бодхисаттвы. Если он говорит: "Я приведу к уничтожению все бесчисленное количество существ", то тогда его нельзя назвать бодхисаттвой. И по какой причине? Субхути, в действительности нет никакого способа, чтобы назваться бодхисаттвой. Вот по какой причине Будда говорил, что все "законы" лишены "я", лишены "человека", лишены "существа", лишены "долгожителя"38. Субхути, если бодхисаттва имеет такую мысль: "Я украшаю земли Будды", то его нельзя назвать бодхисаттвой. Так Приходящий проповедовал, что украшающий земли Будды не украшает их. Это и именуют украшением. Субхути, если же бодхисаттва является убежденным в том, что "законы" лишены "я", то Так Приходящий называет его настоящим бодхисаттвой.

Субхути, как ты думаешь, имеет ли Так Приходящий телесное

С.61

око?» — «Это так, Превосходнейший в мире, Так Приходящий имеет телесное око». — «Субхути, как ты думаешь, имеет ли Так Приходящий небесное око?» — «Это так, о Превосходнейший в мире, Так Приходящий имеет небесное око». — «Субхути, как ты думаешь, имеет ли Так Приходящий око премудрости?» — «Это так, о Превосходнейший в мире, Так Приходящий имеет око премудрости». — «Субхути, как ты думаешь, имеет ли Так Приходящий око "законов"?»39 — «Это так, о Превосходнейший в мире, Так Приходящий имеет око «законов». — «Субхути, как ты думаешь, имеет ли Так Приходящий око Будды?» — «Это так, Превосходнейший в мире, Так Приходящий имеет око Будды». — «Субхути, как ты думаешь, о песчинках, которые есть в Ганге, говорил ли Будда как о песчинках?» — «Это так, Превосходнейший в мире, Так Приходящий говорил, что это песчинки». — «Субхути, как ты думаешь, если бы было столько Гангов, сколько песчинок в одном Ганге, и число песчинок в этих Гангах было бы равно числу миров Будды, то много ли было бы этих миров?" — «Чрезвычайно много, Превосходнейший в мире». Будда сказал Субхути: «Сколько бы ни было мыслей у существ в землях и странах [этих миров], все их ведает Так Приходящий. И по какой причине? Так Приходящий говорил о всех мыслях как о не-мыслях, поэтому их и именуют мыслями. По какой причине? Субхути, нельзя обрести прошлую мысль, нельзя обрести настоящую мысль, нельзя обрести еще не пришедшую мысль. Субхути, как ты думаешь, если какой-нибудь человек наполнит семью сокровищами три тысячи больших миров и принесет их в дар, то по этой причине много ли счастья обретет он?» — «Да, о Так Приходящий, этот человек по такой причине обретет чрезвычайно много счастья». — «Субхути, если обретение счастья в действительности существует, то Так Приходящий не говорил, что обретается много благости счастья. Из-за того, что у благости счастья нет причины, Так Приходящий и говорил, что обретается много благости счастья.

Субхути, как ты думаешь, можно ли распознать Так Приходящего по всему видимому облику?» — «Нет, не так, о Превосходнейший в мире. Не следует распознать Так Приходящего по всему его видимому облику. И по какой причине? Так Приходящий проповедовал обо всем его видимом облике как о не всем его видимом облике. Поэтому его и именуют всем его видимым обликом».

«Субхути, как ты думаешь, можно ли распознать Так Приходящего по совокупности всех признаков?» — «О нет, Превосходнейший в мире. Не следует распознавать Так Приходящего по совокупности всех признаков. И по какой причине? Так Приходящий говорил, что совокупность всех признаков не есть совокупность. Это и именуют совокупностью всех признаков".

«Субхути, не говори, что у Так Приходящего есть такая мысль: "Есть Закон, который я проповедую". Нельзя иметь такую мысль. И по какой причине? Если люди говорят, что есть Закон, который проповедовал Так Приходящий, то они клевещут на Будду по той причине, что не могут понять то, что я проповедую. Субхути, проповедующий Закон не имеет Закона, который можно было бы проповедовать.

С.62

Это и именуют проповедью Закона». Тогда умудренный Субхути сказал Будде: «О Превосходнейший в мире, будут ли в последние времена существа, услышавшие проповедь этого Закона, в которых он породит верующее сознание?» — «Субхути, они и не существа и не не-существа. И по какой причине? Субхути, о существах Так Приходящий говорил как о не-существах. Поэтому их и называют существами».

Субхути сказал Будде: «О Превосходнейший в мире, в том аннутара-самьяк-самбодхи, которое обрел Будда, нет ничего, что могло бы быть обретено». — «Это так, это так. Субхути, что касается аннутара-самьяк-самбодхи, обретенного мною, то поистине нет даже и малейшего способа, которым можно обрести то, что именуют аннутара-самьяк-самбодхи.

К тому же, Субхути, этот Закон равновелик, в нем нет высокого и низкого. Это и именуют аннутара-самьяк-самбодхи и из-за этого оно лишено "я", лишено чего бы то ни было, что соответствовало бы образам "я", "человек", "существо" и "долгожитель". Совершенствуй все благие "законы" и тогда обретешь аннутара-самьяк-самбодхи40. Субхути, о благих "законах" Так Приходящий говорил как о не-благих. Их и называют благими "законами".

Субхути, если какой-нибудь человек соберет в таком количестве семь сокровищ, сколько в трех тысячах тысяч больших миров существует Сумеру, царей гор, и поднесет их в дар и если другой человек извлечет из этой праджняпарамита-сутры хотя бы одну гатху в четыре стиха, заучит, прочтет, изучит и проповедует ее другим людям, то количество благости счастья, полученного в первом случае, не составит и одной сотой благости счастья, полученной за второе даяние, не составит и одной стомиллиардной этой благости счастья и количество их даже нельзя будет сравнить. Субхути, как ты думаешь, ты ведь не говоришь, что у Так Приходящего есть такая мысль: "Я переправлю [в нирвану] все существа". Субхути, нельзя иметь такую мысль. И по какой причине? В действительности нет никаких существ, которые переправлял бы Так Приходящий, то тогда существовали бы и "я", и "человек", и "существо", и "долгожитель". Субхути, когда Так Приходящий говорил, что есть "я", тогда это не значило, что есть "я". Однако обыкновенные люди считают, что есть "я". Субхути, когда Так Приходящий говорил об обыкновенных людях, то это тогда означало не-обыкновенных людей. Это и именуется обыкновенными людьми. Субхути, как ты думаешь, можно ли различить Так Приходящего по наличию тридцати двух признаков?» Субхути сказал: «Это так, это так, можно различить Так Приходящего по наличию тридцати двух признаков». Будда сказал: «Субхути, если различать Так Приходящего по наличию тридцати двух признаков, то и Совершенный Государь, Поворачивающий Колесо был бы Приходящим». Субхути сказал Будде: «О Превосходнейший в мире, если я уяснил смысл того, что проповедовал Будда, то не следует различать Так Приходящего по наличию тридцати двух признаков».

Тогда Превосходнейший в мире произнес гатху:

С.63

«Если кто-либо по цвето[форме] распознает меня или по звучному голосу ищет меня, то этот человек находится на ложном пути. Ему невозможно увидеть Так Приходящего».

«Субхути, если есть у тебя такая мысль: "Так Приходящий благодаря совокупности признаков обрел аннутара-самьяк-самбодхи", то, Субхути, не имей такой мысли. Так Приходящий не по причине наличия совокупности признаков обрел аннутара-самьяк-самбодхи.

Если, Субхути, у тебя есть следующая мысль: "Возымевшие мысли об аннутара-самьяк-самбодхи проповедуют обо всех "законах", что они прекращают и уничтожают образы", то не имей такой мысли. И по какой причине? Возымевшие мысли об аннутара-самьяк-самбодхи никогда не проповедуют о "законах", что прекращают и уничтожают образы. Субхути, если бодхисаттва наполнит весь мир семью сокровищами в таком количестве, сколько песчинок в Ганге, и таким образом совершит даяние и если какой-нибудь человек постигнет, что все "законы" лишены "я", и через это обретет совершенство в терпении, то счастье, полученное этим бодхисаттвой, превзойдет заслуги предыдущего. И по какой причине? По причине того, что бодхисаттвы, Субхути, через это не получают благости счастья». Субхути сказал Будде: «Скажи, о Превосходнейший в мире, как это бодхисаттвы не получают благости счастья?» — «Субхути, бодхисаттве не следует быть алчным по отношению к заслуженной им благости счастья. По этой причине и называют это не-получением благости счастья.

Субхути, если кто-нибудь говорит, что Так Приходящий пришел или ушел или сидит или лежит, то этот человек не понимает смысла проповеданного мною. И по какой причине? Так Приходящий ниоткуда не приходит и никуда не уходит, поэтому его и именуют Так Приходящим41. Если добрый муж или добрая женщина превратят в пыль три тысячи больших миров, то, как ты думаешь, много ли будет пылинок в таком скоплении?» — «Чрезвычайно много, Превосходнейший в мире. И по какой причине? Если бы скопления пылинок в действительности существовали, то Будда отнюдь не говорил бы, что это скопления пылинок. И каким образом? Когда Будда проповедовал о скоплениях пылинок, то тогда это были не скопления пылинок. О Превосходнейший в мире, когда Так Приходящий проповедовал о трех тысячах больших миров, то это были не-миры, это и именуют мирами. И по какой причине? Если бы миры в действительности существовали, то это был бы "образ их гармонии в единстве". Когда Так Приходящий проповедовал "об образе их гармонии в единстве", то он не был "образом их гармонии в единстве". Это и называют "образом их гармонии в единстве"». — «Субхути, "образ их гармонии в единстве" является тем, о чем нельзя проповедовать, однако обыкновенные люди алчны до всех таких дел.

Субхути, если люди будут говорить, что Так Приходящий проповедовал воззрения о наличии "я", "человека", "существа" и "долгожителя", то, как ты думаешь, Субхути, поняли ли те люди смысл того, что я проповедую?» — «О Превосходнейший в мире, те люди не поняли смысла того, что проповедовал Так Приходящий. И по

С.64

какой причине? Когда Превосходнейший в мире проповедовал воззрение о [наличии] "я", воззрение о [наличии] "человека", воззрение о [наличии] "существа", воззрение о [наличии] "долгожителя", то это тогда не было воззрением о [наличии] "я", воззрением о [наличии] "человека", воззрением о [наличии] "существа", воззрением о [наличии] "долгожителя"»42.

«Субхути, возымевшие мысли об аннутара-самьяк-самбодхи так должны познавать все "законы", так должны рассматривать их, так должны верить и понимать их: не рождается образ "закона". Субхути, о том, о чем говорят как об образе "закон", Так Приходящий проповедовал как о не-образе "закон". Это и именуют образом "закон".

Субхути, если какой-нибудь человек в течение бесчисленных кальп заполнит миры семью сокровищами и принесет их в дар и если добрый муж или добрая женщина, которые возымели мысль бодхисаттвы, извлекут из этой сутры хотя бы одну гатху в четыре стиха, заучат ее, прочтут, изучат и подробно проповедуют ее другим людям, то их счастье превзойдет счастье от предыдущего даяния. Скажи, как же они будут подробно объяснять ее другим людям? Когда не схватывается "образ, то и Таковая Таковость не движется"43. И по какой причине? Как на сновидение, иллюзию, отражение [тень] пузырей, как на росу и молнию, так следует смотреть на все деятельные "законы"».

Когда Будда закончил проповедь этой сутры, старейший Субхути и все бхикшу и бхикшуни, упасака и упасика44, все небожители и асуры этого мирового периода восприняли все проповеданное Буддой с великой радостью, уверовали и стали следовать этому.

«Алмазная праджняпарамита-сутра».


КОММЕНТАРИИ

 

1 Понятие "монизм" употреблено здесь Ф.И. Щербатским условно, в том смысле, в каком оно употреблялось и другими советскими буддологами (например, Е.Е. Обермиллером). Мадхьямика может быть названа монизмом только в особом смысле, ибо абсолютная реальность для нее не есть нечто одно, единственное или единое, так как категории "единство" и "множественность" вообще неприменимы к ней, снимаются в ней. Поэтому и понятие "advaya" в шуньявадинских текстах означает не столько монизм, сколько "не-дуальность", "не-дихотомичность". Понятие "монизм" указывает прежде всего на радикальный "не-плюрализм" махаяны в отличие от дхармического плюрализма хинаяны.

2 Все примеры приводятся в переводе с китайской версии Кумарадживы. См. китайскую Трипитаку [2, № 235].

3 Следует отметить, что сам термин "шуньята" (кит. "кун" – пустота) в тексте ни разу не употребляется, но постоянно подразумевается.

4После этих слов в переводе Ицзина и других поздних переводчиков

С.65

сутры на китайский язык (начиная с Парамартхи – Чжэнь-ди) добавлены еще строки (имеющиеся и в санскритском тексте, изданном Э. Конзе [4]): «Должно рассматривать сущность Дхармы-Закона Будды как дхармакаю наставника; в сущности Дхармы нет ничего познаваемого – поэтому и познание ее не может быть свершено» (перевод сделан с китайской версии Ицзина – см.: [2, № 239]).

5 Mahāsaṁgha (да чжун).

6 Sthavira (палийск, "thera").

7 Bhagavāṇ, lokayeṣtha.

8 Tathāgata.

9 Kulaputra (kuladuhitṛ).

10 Совершенное и полное "просветление".

11 Rūpa.

12 Anupadhiśeṣa nirvāna.

13 Уничтожитель их "эго".

14 dharma в смысле "учение Будды".

15 dharma в абхидхармистском смысле. В данном случае "дхарма дхату", "дхармовый элемент", "вишая" (объект) для "манаса" (ума, синь).

16 Saṁjña, ментальный образ, представление-понятие.

17 У позднейших переводчиков добавлено: «И не будут они иметь ни представления [образа; сян; сянчжуань], ни не-представления [образа]». Или же: «И не будут они ни иметь представления [образа], ни не иметь представления [образа]».

18 У-вэй фаasaṁskṛta dharma.

19 Семь сокровищ – символические предметы, почитающиеся буддистами: круг совершенства, мистический восьмиугольник чандамани, фигура женщины, приносящей покой, фигура министра, фигура слона с восьмирадиусным кругом на спине, лошадь с чандамани на спине и фигура военачальника. По преданию, в Индии эти семь предметов считались регалиями чакравартина (вселенского монарха), а также Будды. В буддизме махаяны имеют сложное символическое значение.

20 Это место может пониматься иначе. Возможен перевод: «То, что называют "законами" Будды, не есть "законы" Будды». Тогда иероглиф "фа" имеет не значение Закон, учение, а значение "дхармы" как элемента абсолютной реальности.

21 Сротапанна (srotaāpanna) – первый "плод" на "пути практики" (bhāvanamārga), по учению хинаяны. Дословно означает “вступивший в поток". По учению хинаяны, человеку, "вступившему в поток", уже обеспечен успех на путях к нирване. Он

С.66

уже не может попасть в разряд "обычных людей" (pritak-jana).

Сакридагамин (sakṛdāgāmin) – "тот, кто вернется один раз" – означает, по учению хинаяны, того, кто еще раз должен возвратиться на ступень желаний (kamadhātū; юй цзе). Второй плод "пути практики".

22 Анагамин (anāgāmin) – "тот, кто не придет", "не возвращающийся". Третий плод "пути практики". По учению хинаяны, анагамин уже не будет перерожден в "мире страстей", не вернется на эту ступень.

23 Архат, по учению хинаяны, святой, достигший цели, нирваны, и навеки погрузившийся в нее. Все вышеназванные подразделения личностей в махаяне подробно не раскрываются, но предполагается, что это – стадии первых двух ступеней пути махаянского святого. Идеал же архата считается в махаяне недостаточным и заменяется идеалом бодхисаттвы, спасителя всех живых существ.

24 Аранья (arāṇa аланьна; у цзин) имеет следующие значения: 1) жизнь без ссор и грехов (как оппозиция к raṇa – ссора, грех); 2) отсутствие конфликтов и враждебности, мир; 3) свобода от страстей (raṇa-rāga, страсть); 4) свобода от аффектов, клеш (raṇa-kleśa); 5) жизнь в уединении; 6) спокойствие, умиротворенность. Араньявихарин (araṇa-viharin) – человек, живущий в лесу, в уединенности, в спокойствии. Харабхадра, комментатор праджняпарамитских текстов, поясняет этот термин как состояние сознания, выражающееся во внутренней умиротворенности и добром отношении к окружающим [4, с. 97-98].

25 Дипанкара (Dipankara), по буддийскому учению – будда, проповедовавший перед Шакья-Муни и предсказавший последнему, что в будущем, через много "перерождений" тот станет буддой по имени Шакья-Муни.

26 Сумеру (Sumeru, сюймишань), по традиционной буддийской (и индийской вообще) космологии – высочайшая вершина мира, центр "земного мира".

27 Небожители, санскр. "дэва" (deva) – обитатели высшего уровня "ступени желаний". По буддийской мифологии – "блаженные боги", которые, однако, как и все сансарические существа, подвержены рождению и смерти и возможности перерождения в низких сферах.

Асуры (asura) – "титаны", воинственные духи, обитатели более низкого уровня. Небесное, "асурическое" или человеческое "перерождение" в буддизме считается "счастливым". По буддийскому учению, впрочем, именно человек находится в наилучших условиях для обретения нирваны.

28 Пагода – китайская модификация "ступы". В санскритском тексте это место выглядит несколько иначе: говорится не о небожителях и асурах всех мировых периодов, а обо всех небожителях,

С.67

людях и асурах Вселенной (sa-deva-mānuṣa asurasya lokasya). Впрочем, возможно, что и китайский текст допускает подобный перевод. Тогда ши сянь является эквивалентом для loka – мир, Вселенная.

29 Цзиньган божо боломи (Vajraprajñāpāramitā), «Премудрость, подобная алмазу [ваджре] и переводящая в "Запредельное"».

30 Другими словами это можно выразить так, эксплицировав идею сутры: «Когда Будда проповедовал о пылинках, то это были не пылинки, поэтому обо всех пылинках Будда проповедовал как о не-пылинках. Это и называют пылинками». Это означает: «Когда об "А" говорится, то это не есть "А", поэтому говорить об "А" следует как о "не А" [Вещь в себе определять через отрицание, ибо ее нельзя обозначить]. Это и называют "А"».

Подтверждение этому есть в самом тексте (см. ниже: «Если бы скопления пылинок в действительности существовали, то Будда отнюдь не говорил бы, что это скопления пылинок. И каким образом? Когда Будда проповедовал о скоплениях пылинок, то это были не-пылинки. Это и называют скоплением пылинок»). Но и это не является высшим воззрением по учению сутры, ибо (см. ниже) «нет ничего, что проповедовал бы Так Приходящий».

31 Парамита терпения кшантипарамита (kṣāntipāramitā, женьшу боломи).

32 Сказание, по всей видимости восходящее к джатакам.

33 Отшельник – риши (ṛṣi). Вероятно, этот фрагмент сутры также имеет отношение к джатакам.

34 Mahāyāna.

35 Лэ сяо фачжэhīnādhimuktika. Возможно, намек на хинаянистов, т.е. на тех, кто считает наивысшим и достаточным учение шраваков и пратьекабудд. Но возможно также, что здесь имеются в виду небуддисты.

36 Имеется в виду возможность обрести так называемые "неблагие формы перерождения" (т.е. перевоплощение в животное, "голодный дух" или обитателя ада).

37 Таковая истина всех "законов" – чжу фа жу-и, бхута-татхата (bhutatathatā) всех дхарм. Бхута-татхата – "действительная таковость", "сущностная таковость". Данное высказывание связано с махаянским учением о "дхармакае" будды, о будде как об абсолюте. Таким образом, по учению сутры, слово "татхагата" (Так Приходящий) следует понимать в смысле абсолютной реальности "дхармового тела будды", оно соотносится с понятиями "татхата", "реальность", "вещи, как они есть в действительности", "вещь в себе".

38 Другими словами, не только нет таких дхарм, как "я" (атман), "человек" (пудгала), "существо" (саттва), "долгожитель" (джива),

С.68

но и сами дхармы не являются самосущими (svabhava; дзы син) единичностями.

39 То есть способность распознавать дхармы.

40 По всей видимости, имеется в виду одна из "операций" с дхармами, а именно: развитие уже имеющихся «благих тенденций, связанных с уже актуализировавшимся набором "благих" (шань фа, kuṣala) дхарм».

41 Сокращенный вариант часто употребляемой формулы. Смысл ее в данном случае, вероятно, таков: "Так Приходящий – понятие, связанное с Таковостью (tathatā; жу), но Таковость незнакова по своей природе, и именно поэтому используют неадекватные обозначения ее, ибо всякое обозначение ее будет неадекватным".

42 У Парамартхи, Дхарлигупты, Сюаньдзана и Ицзина переведено: «Когда Так Приходящий проповедовал воззрение о наличии "я", то тогда это было не-воззрение. Это и называют воззрением о наличии "я"». По-видимому, это место означает, что если бы "я" действительно существовало, то его все равно нельзя было бы назвать "я", ибо истинно сущее неописуемо, а описуемое нереально. Поэтому когда Будда проповедовал воззрение осуществовании "я", то он не имел в виду, что это "я", поскольку "я" – только "противопоставление-понятие", "образ", а не реальность, не могущая быть как-либо обозначенной.

43 Э. Конзе отмечает, что это место почти во всех текстах «Ваджраччхедики» во всех переводах ее выглядит по-разному (это относится и к китайским переводам). Вариант Кумарадживы Э. Конзе предлагает переводить так: «Когда он не схватывает знаки, то и Таковость остается непоколебимой» (санскр. "acala") [4, с. 62].

44 Мирские последователи буддизма, мужчины и женщины.


ЛИТЕРАТУРА
  1. Розенберг О.О. Проблемы буддийской философии. — Пг., 1918.
  2. Тайсё синcю Дайдзокё. (Трипитака городов Тайсё). Т.8, № 235-238. — Токио, 1963.
  3. Abhisamayālamkara-Prajñāpāramita Upadeṣa Śastra.Bibliotheca Buddhica, Leningrad, 1930, vol. 23.
  4. Conze E. Vajracchedikā Prajñāpāramita Sutra. Edited and translated with introduction and glossary.Serie Orientale Roma, 1957, vol. 13.
  5. Conze E. The Prajñāpāramita Literature.Hague, 1960.
  6. Mäll L. Teemantsuutra.In: Parnov J. Pronksnaeratus.Tallinn, 1975.

С.69

  1. Robinson R.H. Early Madhyamika in India, and China.Madison – Milwaakee – London, 1967.
  2. Studies in Chinese Thought. / Ed. A.F. Wright.Chicago, 1967.

ПРЕЖДЕ   СОДЕРЖАНИЕ   ДАЛЬШЕ